Бой на 12-й пограничной заставе 13 июля 1993 года.

Бой на 12-й пограничной заставе Московского погранотряда Группы Пограничных войск Российской Федерации в Республике Таджикистан произошёл во вторник 13 июля 1993 года. В ходе попытки прорыва на территорию Таджикистана крупной группы таджикских и афганских боевиков российские пограничники 11 часов отражали атаки противника, после чего отступили, потеряв 25 человек убитыми. Позднее в тот же день застава была отбита. По итогам боя шестеро пограничников были удостоены звания Героя Российской Федерации (в том числе четверо — посмертно).

На самом деле про каждого из этих пацанов надо рассказывать отдельно, так было бы правильно. Были судьбы, планы, проблемы… всё оборвалось в один миг. Причём в момент, когда не было уже той страны, которой они присягали и не одного из них мама не жила на той земле которую они защищали как родную. Возможно подвиг наших дедов в Отечественную войну не позволил им поступить по другому. Утром в 3.50 часовые сидевшие в окопе за будкой КРС, заметили людей, идущих со стороны Гун-Дара. т.к. в принципе нападения ожидали (на заставе последние пол года с оружием даже спали), все бросились по команде «К бою!». Духи заметив движение, просто методично стали расстреливать с высот (Саригоры переводится как яма в горах, так оно и было: застава на плато — кругом высоты) из безоткаток и вертолётными нурсами. Основные цели: канцелярия, оружейная комната, комната связи, спальное помещение, ДОСы. Склады АТВ и ПФС держали на пристреле, чтобы потом поживиться. Застава сражалась против регулярной Афганской армии. Количество нападавших было свыше 250 (в пять раз превышало численность заставы.) Бой продолжался 11 часов, конечно если бы опорный пункт не был так по-дурацки спроектирован и ребята оборонялись кучнее, думаю больше из них осталось бы живых. Но этих, если, слишком много и мы имеем то — что случилось. И наш долг помнить их имена и пронести через жизнь их подвиг.

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

О боестолкновениях в районе 12-й погз Московского пограничного отряда, имевших место 13 июля 1993 г.

В вооруженной акции в отношении 12-й погз Московского пограничного отряда принимало участие 14 групп общей численностью до 200 человек (минометов — 2, безоткатных орудий — 4, установок РС — 5-6, РПГ — до 30, пулеметов — 10-12). Непосредственное руководство осуществлял Кори Хамидулло.

В период ведения боевых действий на участке 12-й погз в эфире работало 10 радиокорреспондентов. Анализ поступающих данных и тактика действий противника свидетельствуют, что основной целью проведения вооруженной акции являлось уничтожение 12-й погз и создание плацдарма на участках 11-й и 12-й погз для дальнейшего крупномасштабного наступления на Кулябском направлении и реализации замыслов «правительства Республики Таджикистан в изгнании», направленных на ускорение процесса вывода российского воинского контингента из Республики Таджикистан, что позволило бы им в ближайшей перспективе осуществить свержение законного правительства в РТ. Проведение серии подобных акций на границе вызовет политический резонанс среди общественности Российской Федерации.

В момент нападения на 12-й погз находилось 48 человек: офицеров — 2, сверхсрочнослужащих — 2, солдат и сержантов — 41, из них 3 военнослужащих из стрелкового полка 201-й МСД.

В 4.00 пограничный наряд на юго-восточной окраине опорного пункта обнаружил проход противника к заставе. По данной обстановке пограничная застава была поднята по команде «К бою». В момент занятия личным составом обороны по пограничной заставе был открыт огонь из РС, РПГ и стрелкового оружия. В ходе завязавшейся перестрелки была подбита боевая машина пехоты, поврежден СПГ-9, тяжело ранен начальник пограничной заставы лейтенант М. Майборода, погибли и ранены несколько пограничников. Противник также понес потери. В 4.05 из района мельницы на позиции 5-го отделения прорвалось до 26 человек. Пограничная застава одновременно обстреливалась реактивными снарядами, РПГ и групповым оружием. В результате разрывов произошло возгорание казармы и других помещений заставы. В 7.40 с 13-й погз в район пограничной заставы вышел резерв Московского пограничного отряда подполковника В. Масюка в составе: 105 человек от пограничного отряда, 12 человек от КНБ, 1 танк Т-72 и 1 БМП от КНБ, 2 БМП от 149-го МСП 201-й МСД. 120-мм миномет, который подошел в 9.25 к повороту дороги, был обстрелян реактивными снарядами из стрелкового оружия. Саперная группа обнаружила на дороге мины, которые не могла уничтожить из-за сильного огневого прикрытия. Несмотря на нанесение авиационных ракетных ударов (с 8.00 до 11.30), противник вел интенсивный огонь по резерву пограничного отряда и не дал возможности разминировать дорогу и продвинуться к 12-й погз.

Отряд поддержки от 201-й МСД (танк — 1, БМП — 2, БТР — 1, «Шилка» (ЗСУ-23-4) — 1). Старшим бронегруппы был заместитель командира полка по воспитательной работе Сергей Федорович Марченко. Вертолетом в Куляб из Душанбе были переброшены три экипажа танков, три экипажа БМП, три расчета 2С1 (самоходно-артиллерийской установки).

В 13.40 он прошел 13-ю погз и в 14.50 подошел к резерву Московского пограничного отряда.

К 14.30 противник был подавлен огнем из всего имеющегося вооружения. По команде начальника Московского пограничного отряда личный состав 12-й погз — 23 человека (из них 11 раненых) под командованием заместителя начальника заставы лейтенанта А. Мерзликина под незначительным огнем противника отошел к резерву пограничного отряда.

При поддержке авиации, огня минометов (в 16.00 вертолетом был доставлен один 120-мм миномет), после обнаружения и уничтожения саперной группой трех фугасов, двух противотанковых мин в 18.30 резерв пограничного отряда и бронегруппа 201-й МСД заняли кишлак Саригор. В дальнейшем, продвигаясь под огнем противника, в 20.10 заняли 12-ю погз.

В результате боестолкновения погибло 25 человек (из них трое военнослужащих 149-го МСП НИКОЛАШКИН Н., УСУНБАЕВ А., ХАМИТОВ Г.). Противник потерял до 70 человек, на территории и вблизи пограничной заставы обнаружено 35 трупов боевиков, 5 автоматов, 2 РПГ, 1 пулемет, 20 реактивных снарядов, боеприпасы к стрелковому оружию.

Саперная группа на заставе обнаружила и обезвредила 10 противопехотных мин.

Все помещения пограничной заставы сгорели.
13 июля 1993 г. на 12-й пограничной заставы 117-го Московского пограничного отряда погибли:

Майборода М.В.
Сыч С.В.
Елизаров В.Ф.
Кусюбаев А.С.
Кологреев Ю.В.
Николашкин М.Н.
Сущенко С.А.
Борин С.Н.
Веревкин А.А.
Дхумаев М.С.
Колотыгин С.А.
Каримов А.Н.
Куликов М.Г.
Магамаев Р.М.
Мухин А.К.
Никонов Д.Л.
Петроченко А.В.
Сойдулаев Т.А.
Улыбин Л.В.
Ураимов С.Р.
Умаров Н.Г.
Филькин И.В.
Хайрутдинов А.С.
Халитов Р.А.
Чашин А.В.

Указом Президента Российской Федерации за мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга 13 июля 1993 года, награждены воины Московского пограничного отряда:

Борин С.Н. – рядовой – Герой Российской Федерации (посмертно)
Елизаров В.Ф.-сержант– Герой Российской Федерации (посмертно)
Мерзликин А.В.- лейтенант- Герой Российской Федерации
Сущенко С.А.- сержант- Герой Российской Федерации (посмертно)
Евланов С.А. – сержант — Герой Российской Федерации
Филькин И.В. –рядовой -Герой Российской Федерации (посмертно)

Орденом «За личное мужество»:

Аминец Данияр Сигитович — младший сержант;
Барбашов Виктор Юрьевич — рядовой;
Василенко Владимир Николаевич — младший сержант;
Веревкин Андрей Анатольевич — рядовой (посмертно);
Джумаев Махмадулло Садирович — рядовой (посмертно);
Доколонов Мирбако Шарифович — рядовой;
Каримов Азаматжон Назирханович — рядовой (посмертно);
Карнаев Николай Владимирович — рядовой;
Кологреев Юрий Владимирович — сержант (посмертно);
Колотыгин Сергей Александрович — рядовой (посмертно);
Кондрашихин Игорь Геннадьевич — старший лейтенант;
Куликов Михаил Геннадьевич — рядовой (посмертно);
Магомаев Рабадан Магомедович — рядовой (посмертно);
Майборода Михаил Викторович— лейтенант (посмертно);
Мерзликин Анатолий Викторович — младший сержант;
Мухин Алексей Константинович — рядовой (посмертно);
Никонов Дмитрий Леонидович — рядовой (посмертно);
Панькин Сергей Александрович — рядовой;
Петроченко Александр Владимирович — рядовой (посмертно);
Пономарев Дмитрий Владимирович — младший сержант;
Рева Николай Ефимович — подполковник;
Сайдуллоев Тимур Абдукодырович — рядовой (посмертно);
Симонов Сергей Александрович — рядовой;
Сыч Сергей Владимирович — старший сержант (посмертно);
Улыбин Леонид Владимирович — рядовой (посмертно);
Умаров Назир Гасратович — рядовой (посмертно);
Ураимов Саибжон Рахматжонович — рядовой (посмертно);
Хайрутдинов Аслетдин Самсотдинович — рядовой (посмертно);
Чащин Андрей Викторович — рядовой (посмертно).

Медалью «За отвагу»:

Азизов Шермухамад Раджабович — рядовой;
Аминов Азам Гуломович — рядовой;
Ахунов Ришат Харисович — младший сержант;
Бобоев Лутфулло Сангинбоевич — рядовой;
Бобоходжаев Сайдуллоходжа Нурилоевич — рядовой;
Валиев Хуршед Сахарович — рядовой;
Дехканов Абдухабиб Хайбоевич — рядовой;
Нуров Алижон Ганиевич — рядовой;
Одинаев Фарход Бекназарович — рядовой;
Пухов Николай Михайлович — рядовой;
Рахимов Джурабек Саидходиевич — рядовой;
Сайдуллоев Файзуллохон Махмадхуджаевич —рядовой;
Хайтматов Хабибулло Аликулович — рядовой;
Хамроев Асломбек Авазович — рядовой;
Худайбердиев Илхомжон Халмурзаевич —рядовой;
Чигарев Роман Викторович — рядовой;
Шугуров Азимбай Гафурович — рядовой.

Приказом командующего пограничными войсками Российской Федерации 12-й пограничная заставе 117-го Московского пограничного отряда присвоено имя 25-ти Героев.

Сержант Евланов, расставшись с Иваном Майбородой, оборонялся на позиции за казармой. Он не видел, откуда стреляли— кругом свистели пули, рвались мины и снаряды. Один за другим падали и не вставали больше его товарищи… Одно только жило в его душе — отомстить, уничтожить «духов» как можно больше. Позади себя, от заставы, он услышал по громкоговорителю четкую русскую речь: «Русские, сдавайтесь. Убирайтесь вон, это наша земля. Вам все равно здесь придет конец!»

В окопчике между ДОСом и казармой их собралось человек шесть-семь. Оборванные, истекающие кровью… По двое несколько раз сбегали вниз к ручью и обратно, простреливая кусты — готовили себе таким образом путь к отступлению… После второй ходки, вернувшись в окоп, Евланов увидел среди горстки бойцов Мерзликина, обхватившего обеими руками голову — контузия. Как мог на пальцах сержант объяснил лейтенанту: сейчас, мол, кину гранату— ложитесь. Метким броском он уничтожил пулеметный расчет противника, очередью изпулемета снял двух наблюдателей-корректировщиков огня с ближней сопки…

Рядовой Николай Пухов с Иваном Майбородой оборонялись на позиции опорного пункта за бочкой. Пухов из автомата бил по пулемету противника у ворот заставы. Иван также уверенно пускал короткие очереди изавтомата в полный рост идущих боевиков.

Вот упал как подкошенный один, потом второй„, Раздался оглушительный взрыв: выстрел из РПГ насквозь прошил металлическую емкость. Неподалеку от них оборонялся Панькин.

— Смотрите, хлопцы,— указал он на заставской флагшток,— «духи» флаг наш снимают!.. Переместили свой огонь туда.

Осколками гранаты был ранен в ноги и руку рядовой Хуршет Валиев — пулеметчик.

Сидевшего с ним в одном окопе рядового Саибжона Ураимова достала с Турга пуля снайпера… Причем афганские снайперы стреляли настолько мастерски, что сбивали мушки на автоматных стволах, случайно выставленных из окопов… Забросали гранатами рядового Махмадулло Джумаева. Отважно дрался санинструктор сержант Сергей Сущенко. Гранатами он закидал обступивших его врагов и сам подорвал себя вместе с ними последней…

Сплошной дым навис над заставой, зажатой с трех сторон горами. Практически до фундамента была разбита казарма и дом начальника заставы. Горела земля…

Непрерывный бой продолжался уже седьмой час. Пограничники ждали помощи. Ведь прилетал-таки вертолет-разведчик, они слышали его рокот. Обороняться уже было практически нечем — заканчивались патроны и гранаты. Все, кто еше оставался в живых, были ранены или контужены. В какой-то момент Мерзликин вспомнил, что дома под кроватью должен быть еше один цинк с патронами. Но как туда добраться? Ведь снайперы даже здесь, в окопе, что называется, головы не дают поднять. А о доме напоминал лишь оставшийся остов… Попробовать все же надо. Хотел было сам рвануть, да подчиненные в один голос — не надо, товарищ лейтенант. Если с вами что, мол, случится, тогда и нам всем конец…

За патронами пополз рядовой Мирбако Додиколонов. На обратном пути, когда, низко пригибаясь, бежал с прижатым к груди цинком в окоп (нашел-таки!), пуля снайпера угодила ему в лопатку. Но Додик, как ласково прозвали его товарищи, сумел доползти до своих. Это было спасением для тех, кто еще жил и надеялся. У валявшегося на позиции «духа» взяли гранату «эфку», отстегнули штык-нож и вскрыли им цинк. Поделив патроны, Мерзликин понял, что удерживать заставу горстка его подчиненных больше не может. Патроны на исходе, почти все ранены, а помощь, на которую он так уповал и о которой все время говорил пограничникам, не шла. Мерзликин начал догадываться почему. С той стороны куда не однажды бросали с надеждой взгляд пограничники, долетали отзвуки боя. Помощь рядом, но подойти не может…

Он собрал оставшихся в живых. Всего, вместе с ним, — 18. Объяснил: будем пробиваться группами по 2 — 3 человека, остальные — в прикрытии. Одним из последних родной клочок земли, обильно политой кровью товарищей, покидал Евланов, прикрывавший отход. Осколок разорвавшегося снаряда насквозь пробил левую сторону его груди, чуть-чуть не задев сердце. Его подхватили под руки и потащили вниз по направлению к старой заброшенной мельнице, где протекал ручей под заставой. За ними увязалась откуда ни возьмись овчарка Дик.

Пройдя низом, по расселине, пограничники вдруг заметили, что Дик напрягся, как струна, и неотрывно смотрит в одну точку. «Засада!» — мелькнула у всех догадка. Со всех стволов они ударили по кустам… Когда подошли ближе, увидели распростертое тело афганского пулеметчика…

Старшина заставы Ренат Ахунов и инструктор минно-розыскной службы собак сержант Дмитрий Пономарев продолжали вести автоматный огонь из окопа в сторону речки до тех пор, пока не заметили, как по заставе, весело переговариваясь, разгуливают «духи». Временами раздавались короткие очереди и взрывы ручных гранат. «Надо попытаться незаметно уйти»,— решил Ахунов.

Как только они приподнялись из окопа, по ним открыли бешеную стрельбу из автоматов. Сильным рывком они кубарем выкатились из окопа. Стреляя на ходу, прикрывая друг друг друга, они отошли в расселину перед мельницей. В ней они провели почти сутки. С рассветом начали подниматься к Иолу. Между первым и вторым плато увидели взорванный накладным зарядом столб,— здесь проходила линия связи с 13-й заставой…

По пути им встретились три душмана, которые сразу же, открыв огонь, Ранили Пономарева. Пограничники залегли.

— Солдат, выходи, никто стрелять не будет! — кричали им моджахеды. Одеты они были в трехцветную пакистанскую полевую форму, на головах — треугольные шапки, на лбу — темные повязки.

«Черные аисты»,— подумал Ахунов. У них были какие-то бешеные глаза, навыкате, когда снова открыли бесприцельную стрельбу по пограничникам. Старшина решил уходить в пещеру, так как Пономареву стало совсем плохо: отказала правая рука.

На следующий день они услышали шум вертолетов, кое-как вылезли на четвереньках из пещеры. Ахунов стал размахивать нательной рубашкой, но их не заметили.

Посоветовавшись, решили ползти… на заставу, в надежде, что там уже наши.

На рассвете 13 июля 1993 года 14 групп боевиков общей численностью до 250 человек с афганской и таджикской территории одновременно напали на 12-ю заставу Московского погранотряда, 45 пограничников и 3 мотострелков приняли неравный бой.


Предыдущая новость Следующая новость